Церковь — музей, священники — служители в нем, а Бог — в душе

Церковь - музей, священники - служители в нем, а Бог -  в душе отношения человека и церкви, православие, религия, таинства, церковь

Священнослужители — самые обычные люди, наделенные точно такими же страстями, как и миряне. Они также интригуют, таят обиды и не против обогащения. Эти открытия, которые я сделала на собственном опыте, позволили посмотреть на Церковь и людей, к ней близких, совсем другими глазами.

Отношение к Церкви у меня сформировалось не сразу. Саму Церковь я долго воспринимала как нечто непостижимое человеческому уму. Дом Бога — так меня учили, и так я видела любой храм. Священнослужители были для меня расой выше обычной людской. Они же проводники людских просьб и напрямую связаны с Богом, отправляют таинства, недоступные пониманию обычного человека.

В Церкви я бывала нечасто, но приходить любила туда просто так, а не когда припечет. Мелкие помехи в виде шипящих у входа бабушек, которые всегда были недовольны чьим-то внешним видом, воспринимала спокойно. Мне они не мешали.

Прозрение наступило не сразу. На крестины сына подруги, к которым мы готовились особенно тщательно, пришло довольно много ее родственников. Я постилась и причащалась перед этим праздником, настроение было самое светлое. Для крестин подруга выбрала непафосный Храм, и я ее поддержала в этом. В таких неприметных, маленьких церквушках ничто не отвлекает от таинства обряда, да и прихожан не очень много.

Этот день стал одним из самых противоречивых в моей жизни. Во время крестин у батюшки дважды звонил мобильный телефон, и один раз он даже ответил на звонок. Речь не шла о соборовании или каком-то еще событии,ради которого можно было прервать обряд — говорили о каких-то принтерах. Конечно, разговор был коротким, буквально несколько фраз, но отчего это было нужно делать во время крестин, мне было непонятно.

После этого дня я долго была в смятении. Приходя в большие храмы, я замечала, какие дорогие и роскошные авто у батюшек этих церквей, бывая в полузаброшенных селах, я видела, как перебиваясь с хлеба на воду, живут служители с полуголодной оравой детишек там. Это неравенство в повседневной жизни меня изумляло. На мой взгляд, священнослужители не должны быть богаты — ведь они далеки от мирского, или, по крайней мере, должны быть такими.

Потом я узнала, что в Церкви, как и в любом другом месте, есть место интригам, наушничеству, подсиживанию. Батюшку одного из больших храмов в нашем городе оклеветали и просто «подвинули», поставив на его место другого священнослужителя, а тому назначили удаленный приход. После такого решения обманутый лежал с инфарктом в нашей больнице, и я снова увидела, что люди церкви, как и мы, обычные мирские, также страдают от зависти, обиды и с большим трудом принимают повороты судьбы.

Это далеко не все мои открытия, после которых я поняла: священники — обычные люди, с ровно те ми же страстями, как и у нас. А раз так, то проводники к Богу из них далеко не идеальные. Церковь постепенно стала воспринимать как красивый музей со своими обычаями, и священников — служителями этих музеев. Бог теперь у меня в душе, и разговариваю с ним теперь сама, как умею. Без проводников и бутафории.

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

close
x