Так получилось, что поднимаемые мной темы, особенно тема пенсий, тревожит очень большое количество людей в нашей стране, отдавших свои лучшие годы для её развития и процветания. Но…

Сегодня я хочу немного отвлечься от пенсий и поднять тему жизни. А также того момента, о котором мы можем только догадываться. Это интересующий любого человека вопрос, а что после жизни? Есть ли какое-то продолжение?

Есть ли жизнь после? Рассказ женщины, два раза перенесшей клиническую см..

Начнем с того, что я два раза была на волоске. То есть два раза пережила состояние клинической с… Я не буду говорить это слово. Потому что я считаю это состояние человека сном.

В первый раз со мной это случилось в возрасте 12,5 лет во время операции по удалению аппендикса. Так произошло, что с момента, когда у меня воспалился этот отросток до моего попадания в больницу прошло четыре дня. В том возрасте любой человек не очень понимает, что говорит о том, что в организме что-то нарушено. Поэтому, когда случилась первая резкая боль в области печени, которой мой отросток просигнализировал, что ему как-то неуютно, меня встревожила, но не насторожила. Я всегда занималась спортом. Поэтому я сделала несколько резких наклонов, и спазм прошел. Но начал болеть низ живота, гадко и неприятно. Короче, со среды до пятницы я проходила, ощущая боль, а в субботу боль прошла. Но мне так не хотелось идти в школу, что я стала жаловаться маме. Она, понимая, что моим главным желанием было увильнуть от школы, сказала, чтобы я всё равно отправлялась на уроки, и если боль будет продолжаться, могу вернуться домой пораньше. А боли-то уже не было. Вы все знаете, какие мы в детстве бывает изобретательными, чтобы получить какую-нибудь «плюшку» в виде отлынивания от школы или какой-нибудь ну просто совершенно необходимой нам вещи. Вот так и я в ту субботу свалила из школы после первого урока, и притопала домой. И вся такая, якобы больная! А мама через несколько часов, видно поняв, что всё-таки что-то неладно, взяла, да и вызвала скорую. Это был февраль 1975 года, тогда скорые приезжали быстро. Врач посмотрел меня, потом взглянул на маму и сказал: «Срочно в больницу!» В палате, куда меня положили, находились ещё человек пять, уже после операции. За час я нагляделась, как эти взрослые тётки стонали, не могли встать, и на всякие другие прелести типа уток. Через очень небольшое время мне сделали какой-то укол, меня немного развезло, я стала плакать и говорить, что у меня уже ничего не болит, и мне надо домой, но меня «погрузили» на каталку и отвезли в операционную. Когда мне приложили маску с общим наркозом, и я вдохнула, мой организм настолько стал сопротивляться этому веществу, что я вырвала привязанную руку и сдернула маску. Видно где-то подспудно в нас сидит знание того, что именно для конкретного человека может быть опасно. Но первый вдох эфира уже сделал своё дело, руку привязали снова, снова надели маску, сказали, считай. Досчитала я до трёх. Операция длилась (вместо стандартного получаса) больше трех часов. Потому что мой аппендикс лопнул, как только меня вскрыли. Я держалась до конца операции, пока мне не прочистили все мои внутренности. И в какой-то момент я стала видеть себя и склонившихся надо мной врачей как бы сверху.

Но в самом конце случилось так, что врачам пришлось меня реанимировать.

Как я вернулась? Что я видела там?

Я бежала изо всех сил по огромному чёрному туннелю, в конце которого был очень яркий свет, который и был моей целью. Там стояли они, те кто меня там ждал. Они стояли молча и улыбались. Я понимала, что мне с ними будет хорошо, поэтому бежала, и бежала, протягивая руки. И кто-то даже протянул мне руку в ответ. Но я не успела. Свет начал как-то очень быстро гаснуть, мерцать, я уже не видела, куда мне бежать. И как мне не хотелось расставаться с теми, кто меня там ждал. Когда свет окончательно погас, меня закрутила какая-то воронка и вытолкнула. Открыв глаза, я увидела лица врачей. Если честно, тогда я не поняла, это уже после выписки врач рассказал только маме, а она мне рассказала уже намного позже.

С того дня моя жизнь немного изменилась. Скажу сразу, в лучшую сторону. Я стала как-то тверже стоять на ногах.

Второй раз произошло то же самое, но я уже была почти взрослой, мне было уже 19. Снова операция, снова наркоз, снова клинический сон. Операция-то пустяковая, а сон настоящий. Правда, тогда я уже знала, что со мной произошло в первый раз, и предупредила врачей. Поэтому там всё было наготове сразу. Мои видения того, что было при переходе из одного состояния в другой практически не отличались от первых. Разница была лишь в том, что уже не один (даже не знаю, как назвать), а несколько существ протянули мне руки, чтобы помочь присоединиться к ним. Вообще-то мне показалось, что там находились мои самые родные и дорогие мне люди. Наверное, поэтому мне так хотелось туда. Но всё, снова мерцание, воронка, темнота и лица врачей.

Вероятно, такова моя реакция на общий наркоз, вернее на то вещество. что применяли в те времена. Скорее всего, это связано с моей аллергией, преследовавшей меня с детства. Не берусь утверждать, я не медик, хотя в последних классах школы очень хотела им стать.

После этих случаев в моей жизни было много моментов, когда ситуация казалась безвыходной. Доходило до того, что я просыпалась, и в прямом смысле, на голове шевелились волосы. Потому что я не видела выхода из какого-то очередного тупика. Ну вы меня поймете, в нашей стране спокойно жить человеку не дают, вечно что-нибудь придумывают. А я-то занималась своим бизнесом со всей вытекающей из этого ответственностью. Но всегда в моей жизни в самый последний момент всё как-то образовывалось, причем в лучшую для меня сторону. Я поняла, что есть те, кого мы называем ангелами-хранителями. Не исключаю, что именно к ним я и хотела присоединиться. Может быть для того, чтобы также стать хранителем для кого-то ещё. И поняла, что всему своё время. если я осталась, значит есть ещё какая-то вещь на этой земле, которую я должна обязательно сделать. Понимание этого пришло ко мне уже после рождения дочери. Это был мой второй, совершенно осознанный и желанный ребенок. И понимание смысла жизни и её второй стороны.

Я всегда вспоминала эти свои ощущения. И поняла главное. Для каждого из нас это совсем не страшно. Это просто сон. Ведь мы каждую ночь засыпаем, и не чувствуем своего тела, боль, если она есть уходит, мы отдыхаем. Все болячки — они есть у физического тела. И проблемы есть только у нас, тех, кто живет на этой земле. А потом нет ни боли, ни проблем. Они остаются у тех, кто жив. Поэтому остающиеся после нас эгоистично жалеют себя: как же мы без тебя тут будем? Нам будет одиноко! Вы понимаете? Не как тебе там, а как нам здесь? Поэтому я спокойно отношусь к любой ипостаси жизни и к любой проблеме, возникающей в жизни. Но я не машу шашкой, как только возникает какая-то несправедливость. У меня потихоньку, в отдельном кармашке памяти, копится тот негатив, который мешает мне нормально жить. Наступает момент, падает последняя капля, и переполняется чаша моего отстранённого терпения. Как будто кто-то мне даёт знак: надо действовать.

А ещё я поняла, что когда наши желания не озвучиваются вслух, наши хранители нас не понимают, они просто не слышат, что нам нужно. Поэтому делитесь с ними своими нуждами. Они обязательно помогут! И не плюйте через левое плечо, наш ангел находится именно слева, зачем его оплёвывать? Может и обидеться!

Есть ли жизнь после? Рассказ женщины, два раза перенесшей клиническую см..

Нерешаемых проблем нет. Ангелы- хранители помогут. И ещё: бог даёт испытания тем, кого любит. Поэтому, наверное, я и получилась таким «борцом» с несправедливостью, аполитичным, но непримиримым.

Поэтому я и буду бороться не только за свою, но и за ваши пенсии, дорогие мои подписчики. И знаете, не только вопрос пенсий важен. Важно вообще всё, что происходит в нашем обществе, что нам навязывают. Но если мы будем отстраняться от решения проблем, в чем бы они ни заключались, мы можем просто потерять и себя, и свою Родину. В конце концов, мы же не стадо баранов.