Жизнь после... есть ли она? Что знала старенькая бабушка

Все мы задумывались над тем, что от нас останется после. Неужели пустота? Не хочется, хотя и приучали к этой мысли марксисты-ленинисты. Но я всегда помнила, что мне рассказывала моя прабабушка в детстве. И думала: неужели старые люди могут ошибаться?

— Бабушка, а куда человек девается, когда уходит в мир иной? — спрашивала я и с замиранием сердца ждала, когда начнет она свой рассказ.

— Так, знамо, куда, — начинала та, — еще моя прабабка мне сказывала, что три мира есть: Навь, Правь и Явь. Вот в мир Прави-то и уходят души человечьи.

Так устроил Бог Творец всего сущего, разделивши наш мир. А связаны те части Дубом булатным, что растет на Латырь-камне. А камень бел-горюч лежит на пуповине Окияна-моря, на острове Буяне, посередь волн синих…

Уходят коренья дуба булатныя в мир Нави, в мир богов тёмных. Они за душами, что к ним приходят, присмотр ведут. Чёрный чертог там стоит, а правит в нём Чернобог, властитель Нави. И Солнце там чёрное по небу чёрному ходит. Нет там ни зверей, ни птиц, а только тихо-о-о-нечко души плывут, те, что уже забыли свое прошлое…

— А как же душа нашего дедушки? Как она нам помогает, род охраняет, ежели не помнит ни себя, ни нас…

— А есть те души, что не захотели пройти перерождения и снова в мир людей, в Явь, возвернуться. Остаются оне в Светлом Мире Нави, в преддверие Темного Мира, где еще помнят свое прошлое. И становятся хранителями рода своего.

И позволено им несколько раз в году в Явь являться, да подсказки давать, да помощь свою… А еще могут оне с нечистью общаться, вон, с домовым нашим дедушка беседы ведет, да через него нам весточки да помощь шлёт…

— А куда вершина дуба уходит? — перевела я разговор.

— А вершина-то булатная у того дуба в мир Прави растет, в мир светлых Богов, что на седьмом небе живут. А ствол могучий в мире Яви находится, в мире людском.

— Бабушка, а почему на седьмом небе? Там что, семь небес?

— Так там, ввыси-то, всё по-порядку устроено. Есть небо для солнышка светлого, небо для звездочек ясных, небо для месяца чистого. Всё как Богом творцом устроено, так оно и есть.

— А как в мир Нави души уходят? Где та дорога?

— Есть такая речка Смородинка. Ее еще рекой Забвения величают. Как токмо душа умершего переходит мост, через нее перекинутый, так забывает она о прошлой жизни, забывает кто она есть, кем была. Соединяет мост два мира Явь и Навь. Простому-то человеку не перейти того моста. Лишь невесомой душе по-силам пересечь его.

— А мир Нави, он только для мёртвых? — всё пытала я. — А живые туда могут попасть?

— Да, есть вход-то в тот мир подземный. У корней того дуба булатного он находится. Если двигаться по стволу да к корням, то можно попасть в мир Нави. Но никому того не удавалось… Есть еще перекресток дорог между мирами, там человеку живому возможен путь в Навь. Токмо найти тот перекресток, ой, как сложно! Лишь токмо откроются двери меж тремя мирами, так любой перекресток может стать входом в мир подземный. А когда они открываются? Никому того не ведомо!

Вот ведь как получается. Всё у наших предков славян было по полочкам разложено. Не то, что сейчас. Кто в лес, кто по дрова. Хочется верить в тот мир Нави, где душа решает сама, переродиться ли ей и вновь вернуться в мир Яви, иль остаться там, в Светлой Нави, и помогать своим потомкам, беды разводить, горести предугадывать…