Единственный известный случай проживания снежного человека среди обычных людей

Вопрос о реликтовых гоминидах далеко не прост. Но известны случаи их существования в человеческой среде. Такова история Заны из Тхина. Совсем недавно, в 2015 году, в газете «Таймс» была опубликована статья профессора Брайана Сакса о потомках дикарки Заны, пойманной абхазским князем в XIX веке. Исследование генетических материалов ее потомков указывало на африканское происхождение, однако Сакс не нашел сходства этой женщины ни с одной из африканских групп.

История Заны напоминала приключенческий роман. Абхазский князь Ачба отправился в лес на охоту и вдруг увидел огромную женщину. Она была двухметрового роста, волосяной покров тёмно-бурого цвета распространялся по всему телу, причем длина волос составляла в среднем ладонь. Цвет кожи под покровом был тёмно-серый, а само тело массивного, мускулистого сложения, кроме тонких голеней. Стопы женщины были широкими, с длинными пластичными пальцами.

Чтобы заманить великаншу, пришлось разбросать по земле несколько грязных, вонючих штанов. Они привлекли Зану резким запахом, и дикарка принялась их рассматривать. Когда Зана была поймана, ее пришлось посадить в загон из высоких бревен, потому что она проявила буйство. Вскоре дикая женщина привыкла бродить среди местных жителей и даже вступала в половую связь с мужчинами. Тело ее отличалось от человеческого величиной, крепкой мускулатурой и обилием волос. Волосы росли даже на лице, нижняя часть которого выступала вперед, как у неандертальцев. Глаза красного цвета поначалу смущали окружающих, а волосы, покрывавшие все тело до низа спины, вызывали страх. Эта женщина могла за себя постоять и не желала делить с людьми их обычное жилище. Она во все времена года предпочитала жить в яме, которую вырыла себе сама, а грелась на пепелище от костра.

Ачба подарил её князю Челокуа, потом тот передал ее князю Эдже Генаба. И с тех пор она жила в его владениях в селении Тхин, в 78 км от Сухуми. Единственной приметой цивилизации для Заны стала набедренная повязка, хотя во всем остальном она предпочитала естественный вид. Великанша поднимала до 100 кг и бегала со скоростью рысака. Говорить она не научилась, но издавала отрывистые вскрики, мычание и рычание. Если чему-то радовалась, то издавала тонкий металлический смех. Но улыбки на ее лице не было никогда. Зане нравилось купаться, и плавала она умело. Ей давали вино и наливку, что ей очень нравилось. То ли материнского инстинкта у женщины не было, то ли ей не нравился ее хозяин: первого ребенка от князя Генабы она утопила. Впоследствии новорожденных у нее отбирали и воспитывали отдельно. Всего, помимо утопленного ребенка, она родила четырех детей и скончалась в 1880-х годах, причем ее организм как будто вовсе не был подвержен старению: у Заны не появилось седины и слабости, не выпадали зубы. О троих детях ничего не известно. Младший мальчик Хвит, сын местного пастуха, продолжил ее род и имел детей. Его дочь Раиса впоследствии рассказывала ученым о своей бабушке, а также послужила генетическим материалом для изучения этой странной породы.

К исследованию феномена ученые приступили лишь через 80 лет после смерти великанши – в начале 1960-х годов. Профессор А. Машковцев приехал из Москвы в Тхин и услышал историю о Зане. От него история перешла к криптозоологу Б. Поршневу, который разыскал людей, видевших Зану, ведь некоторые старики доживают в Абхазии до ста с лишним лет. В 1970-х годах исследования были продолжены И. Д. Бурцевым. Он нашел место захоронения Хвита, который умер в 1954 году, и познакомился с Раисой, родившейся в 1934 году. Ученого заинтересовало, что черты лица у женщины были явно негроидные, волосы курчавились, а кожа была сероватой, как и у ее бабушки по сохранившимся описаниям. Впоследствии череп Хвита изучался американскими генетиками из Нью-Йоркского университета. Они, так же как и многие абхазцы, были уверены, что Зана происходила из Африки и была неандертальцем. Однако ее негроидное происхождение никак не объясняло обильный волосяной покров. Писатель Фазиль Искандер считал, что эта деталь могла быть местной легендой для привлечения внимания к селению Хвит.

В истории Заны, безусловно, есть элемент мистификации: ее описание и манера поведения – это всего лишь рассказы старцев, изображений, хотя бы рисунков, не сохранилось, поэтому доказать, что она принадлежала к виду реликтовых гоминидов, невозможно. Однако также невозможно установить ее сходство с любым из человеческих семейств земли. По сей день она является практически единственным известным случаем проживания снежного человека среди обычных людей.