Прощай, китайское оружие!

Прощай, китайское орудие!

Без договоров

Первым звоночком стал отказ от договора на поставку очередной сотки комплектов истребителей Су-27СК, созданных для лицензионной сборки в г. Шэньян. В 1998-2004 гг. КНР уже получила от нас сотку таких комплектов и наладила серийное создание истребителя J-11 (китайское обозначение лицензионного Су-27СК). Но сейчас восточный сосед ориентируется на создание собственных клонов этой машины.

К примеру, версии истребителя J-11B, в каком типо употребляются движок и радар китайской разработки.

Не оправдались и надежды наших экспортеров на заказ второго полка морских истребителей Су30МК2. 1-ые 24 единицы были поставлены в КНР в 2004 году. Ожидалось, что китайские ВМС закажут вторую партию этих машин. Но, похоже, и этим надеждам реализоваться не судьба.

Это означает, что последним из узнаваемых китайских заказов на русские военные самолеты стал договор 2005 г. на закупку 34 военно-транспортных самолетов Ил-76МД и 4 воздушных заправщиков Ил-78МК. Но уже год спустя стало ясно: смежник — Ташкентский авиационный завод — не в состоянии выполнить этот заказ.

Таким макаром, последний из удачно реализованных договоров на поставку в КНР нашей авиационной техники относится к 2003 году. Исключение составляют транспортно-десантные вертолеты Ми-17, закупки которых длятся.

Соответственно понижается и цена заключаемых с КНР договоров. По словам генерального директора «Рособоронэкспорта» Анатолия Исайкина, в 2006 г. КНР расположила у нас заказы всего на 200 млн. баксов. С учетом других спецэкспортеров, сначала АХК «Сухой», который имеет право самостоятельной торговли запчастями, общая цена договоров, возможно, составила до 500 млн. баксов. В 2007 г., по нашим оценкам, этот показатель был приблизительно 700-800 млн. баксов.

Это значит, что уже в 2006-2007 гг. КНР закупала у нас орудия меньше, чем Индия, Алжир и Венесуэла и занимала место не выше 4-ого. А может быть, и ниже, если в этот период заключались большие договоры с Сирией и Ираном, о которых нет открытой инфы.

Что случилось?

Подоплека событий такая. В 1990-е годы Наша родина и КНР критически зависели друг от друга в области военно-технического сотрудничества.

С одной стороны, на Китай распространяется европейское эмбарго на поставки вооружений. Потому Наша родина являлась для этой страны безальтернативным источником военной техники и технологий. Только импорт вооружения и военной техники из нашей страны мог обеспечить Китаю скачок от эксплуатации вооружений второго поколения к обладанию системами третьего и 4-ого поколений.

С другой стороны, китайские закупки обеспечивали от трети до половины денежного потока русских разработчиков и производителей обыденных вооружений. В 1990-е наша военная промышленность не выдержала бы на одних только индийских заказах.

Но к середине первого десятилетия XXI века ситуация конструктивно поменялась. Главным соперником русской военной продукции стала… китайская оборонная индустрия. За прошедшие 15 лет она сделала революционный рывок.

Русские спецы, имевшие возможность ознакомиться с китайскими авиационными, двигателестроительными и судовыми производствами, постоянно отмечают их высококлассный уровень. Не считая того, получая наше орудие, китайцы сразу пробуют его копировать. Кроме инфы о J-11В понятно о попытках воспроизводства комплекса С-300, корабельных зенитно-ракетных установок и авиадвигателей.

Пока эти усилия имеют ограниченный фуррор. Но опыт воспроизводства и следующего нескончаемого совершенствования русских систем второго поколения (в особенности истребителей МиГ-21) указывает, что в какой-то момент китайцы решат эту задачку. Потому на данный момент Китай стал добиваться резкого увеличения технологического уровня предлагаемых Россией вооружений. При этом китайцы настаивают на закупках очень ограниченных партий. При всем этом, в отличие от Индии, КНР не проявляет энтузиазма к реализации совместных проектов по разработке и производству систем последнего поколения.

Революционным образом поменялась ситуация и в Рф. Мы достигнули впечатляющих фурроров в части расширения нашего военного экспорта. В 2003 г. были заключены договоры ценой до 2 миллиардов. долл. с 3-мя странами Юго-Восточной Азии: Малайзией, Вьетнамом и Индонезией. В 2006 г. последовало заключение 2-ух огромных пакетных сделок с Алжиром и Венесуэлой общей ценой до 11 миллиардов. баксов. По всей видимости, в 2006-2007 гг. заключались также большие договоры с рядом стран Близкого и Среднего Востока.

В конечном итоге общая сумма договоров достигнула таковой величины, что их выполнение стало вызывать трудности. Если в 1990-е гг. цена ранца военных заказов колебалась вокруг отметки в 7 миллиардов. долл., то по состоянию на конец 2007 г. она возросла до 32 миллиардов. баксов.

При всем этом производственный потенциал оборонки не возрос, а быстрее сжался по сопоставлению с прошедшим десятилетием. В итоге продукция ряда компаний («Иркут», «Концерн ПВО «Алмаз-Антей», вертолетных заводов) уже продана до 2012 года. Это тормозит заключение договоров с Ливией и Саудовской Аравией.

Итак, дисбаланс потенциалов 2-ух государств вырастает, и это не может не тревожить военно-политическую элиту и экспертное общество Рф. Ранее вероятная деградация оборонно-промышленного комплекса, неминуемая без китайских договоров, справедливо числилась опасностью более высочайшего порядка, ежели усиление КНР. Но сейчас выживание и развитие русской военной индустрии полностью обеспечено и без китайских средств. Так что, похоже, эра огромных военных заказов со стороны КНР осталась сзади.

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

close
x