Россия может лишиться подводного ядерного флота

Наша родина может лишиться подводного ядерного флота

Создатель Юрий Филатов

Источник news.km

Подал в отставку Юрий Соломонов, гендиректор и генконструктор Столичного института теплотехники (МИТ) — головного разработчика морской баллистической ракеты «Булава».

Конкретным импульсом для его отставки стала еще одна беда с испытанием его детища: 15 июля после запуска с атомной подводной лодки «Дмитрий Донской» (проект 941У «Акула», по систематизации НАТО — «Тайфун») ракета самоликвидировалась из-за нештатного срабатывания собственной первой ступени.

По официальной версии, это стало уже шестым фиаско «Булавы». По неофициальным же данным, из 11 испытательных пусков, проведенных с начала реализации проекта, только 1 можно считать стопроцентно удачным.

«Было бы полным безрассудством вооружать новые лодки орудием, которое практически стоит на вооружении 30 лет. Сейчас это, непременно, надежное орудие, но нельзя вооружать лодки грядущего орудием вчерашнего дня», — объяснил РИА «Новости» прошлый командующий Северным флотом, адмирал Вячеслав Попов. А прошлый заместитель главкома ВМФ РФ по вооружению вице-адмирал Анатолий Смоляков выразился еще категоричнее: «Синева» — это каменный век».

Адмирал Попов при всем этом в особенности отметил то событие, что под новейшую ракету «Булава» уже построены и еще будут строиться новые подводные ракетоносцы. «Фактически уже 4 корабля в различной степени готовности ожидают новые ракеты, их шахты нельзя заполнить другим ракетным оружием», — произнес адмирал. Это — стратегические подлодки «Дмитрий Донской» (проект 941У, шифр — «Акула»), «Юрий Долгорукий», «Александр Невский» и «Владимир Мономах» (все три — проекта 855, шифр — «Борей»).

Как вышло, что будущее подводного стратегического флота Рф сейчас всецело находится в зависимости от проекта «Булава»? Ведает независящий военный эксперт, доктор технических наук, полковник в отставке Петр Белов:

«В 1998 году генеральный конструктор Юрий Семенович Соломонов пообещал, что сделает дешевенькую унифицированную ракету, которая будет комфортна и для атомных подводных лодок, и для наземных пусковых установок.

Такое решение принималось комиссией по результатам экспертизы, которая была поручена 4-му институту Минобороны. В то время им управлял Владимир Дворкин. Это была экспертная организация, которая изучила предпосылки неудачных запусков ракет «Барк», разработанных в КБ им. Макеева. И, ссылаясь на то, что три последних запуска «Барка» были плохими, комиссия приняла решение закончить тесты «Барка» — ракеты, которая была уже на 70% готова, — и поручить разработку новейшей унифицированной ракеты Столичному институту теплотехники.

Окончательное решение в пользу «Булавы» принималось в узеньком кругу лиц, в который входили заместитель министра обороны Ситнов, генеральный конструктор атомных подводных лодок Игорь Спасский, министр экономики Яков Уринсон. Само же решение было оформлено подписью первого заместителя начальника головного штаба ВМФ адмирала Овчаренко. Кстати, после последнего плохого тесты «Булавы» преемник Овчаренко снова обещает, что все будет отлично, что мы обречены иметь неплохую ракету. Таким макаром, командование ВМФ, допустившее в свое время роковую ошибку, продолжает, обыкновенно, защищать честь мундира».

«Кстати, — уточнял ранее Петр Белов в интервью KM.RU, — нужен ли был «Барк» либо нет — я бы судил осторожно. Так как «Барк» предназначался для массивных подводных лодок типа «Тайфун», которые должны были нести 20 таких ракет, любая из которых оснащалась 10 боевыми блоками. В силу колоссальных размеров всего этого комплекса, естественно, противником могли быть предприняты все меры для того, чтоб воспрепятствовать пуску этой системы. Тем паче что пуск ракет с подводных лодок не может быть одновременным. Потому на данный момент не буду судить, верно либо некорректно было отложено создание «Барков». Но то, что создание баллистических ракет для подводных лодок было перепоручено одному предприятию (Столичному институту теплотехники. — Прим. KM.RU), которое к тому же не имело в данном деле никакого опыта и никакой испытательной базы, — вот это решение было заранее обречено на неуспех.

Одно дело — произвести запуск с наземной пусковой установки, и совершенно другое — с подводной лодки, которая должна это сделать, находясь в движении и к тому же на определенной глубине. Подводному пуску предшествует открытие шахты с неминуемым наполнением этой шахты водой. Дальше: если запуск происходит в движении (а так и должно быть всегда), то на ракету обязательно оказывает сопротивление напор воды — относительно передвигающейся лодки. Все это — вопросы чрезвычайной трудности. К этому КБ Макеева и другие наши организации шли десятилетия. У нас же в 1998 году подвернулись люди, которые произнесли: «Мы сделаем». В итоге, по воззрению Белова, в 1998 году было принято «абсурдное и нереализуемое решение. Но, видимо, определенным силам такое решение и было нужно».

«В какой ситуации мы оказались на данный момент, затратив на программку «Булава», как некие подсчитали, 70 миллиардов руб.? — продолжает Петр Белов. — Нужно честно признать, что мы оказались в глупейшем положении. Ведь наряду с решением реализовывать только один проект «Булава» было принято решение о постройке подводных лодок конкретно под эту ракету. И мы скоро будем иметь под «Булаву» 3 лодки проекта «Борей» (еще одна подлодка — «Дмитрий Донской» проекта «Акула» — изготовлена также под тесты «Булавы». Не считая того, всего к 2015 году серию подлодок проекта «Борей» планировалось довести до 8 кораблей).

Что касается перспектив ракеты «Синева», то ресурс тех лодок, для которых она предназначена, уже на финале. И скоро мы будем обязаны снять эти лодки с эксплуатации. В конечном итоге у нас будут лодки («Борей») под ракету («Булава»), которой нет. И останутся ракеты («Синева»), которые некуда будет ставить.

Все это наглядно свидетельствует о том, что в стране отсутствует система принятия обоснованных стратегических решений. В итоге мы имеем серьезнейшие беды в развитии стратегических ядерных сил. Из-за того, что в стране нет таковой научно-исследовательской организации, которая могла бы всесторонне взвесить разные варианты, спрогнозировать развитие ситуации и выдать обоснованные советы Верховному главнокомандующему, у нас и принимаются абсурдные стратегические решения.

У нас нет тех же исследовательских учреждений при Совете безопасности, которые могли бы принимать решения надведомственного нрава. Те подобия ее, которые есть на данный момент, оказываются заполненными представителями такого же Столичного института теплотехники. Там не представлены ни КБ Макеева, ни компания Герберта Ефремова, ни другие разработчики. И если таких организаций у нас нет, то мировоззрение управления страны формируется в значимой мере неправительственными организациями, в каких работают люди типа Владимира Дворкина — того самого, кто «зарубил» в свое время проект «Барк».

В конечном итоге мы, как говорится, имеем то, что имеем. А время не ожидает. Идет речь о 2015 годе. К этому времени (даже, полностью возможно, уже к 2013 году) америкосы будут иметь полномасштабную систему ПРО, которая будет гарантировать им парирование сравнимо маленького числа боевых блоков — тем паче если они будут выпущены не сразу и не массированно и не будут сопровождены необходимым количеством неверных целей. И в этом смысле мобильные «Тополя» и «Булавы» как раз делают южноамериканскую ПРО действенной. Полностью может статься, что к 2015 году мы будем иметь приблизительно 250 ракет — при этом с учетом той «Булавы», которая не выходит. А способности американской ПРО к этому времени уже будут превосходить парирование 300 наших боевых блоков».

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

close
x