Крылья Родины

Крылья Родины

Относительно стратегической авиации нужно осознавать, что это единственная составляющая СЯС, которая может быть применена как в ядерной, так и в обыкновенной войне.

По-видимому, нужно признать неверной концепцию сверхзвукового бомбовоза (подобного Ту-160), так как его лётные свойства сейчас и, тем паче в дальнейшем, никакого гарантированного прорыва ПВО противника не обеспечивают, как следует, они просто никчемны и только ведут к резкому повышению цены машины при одновременном понижении боевой нагрузки.

Соответственно, нужно или создавать нечто, схожее В-2 (который прорывает ПВО благодаря собственной невидимости в радиолокационном спектре), что навряд ли реально и, главное, навряд ли необходимо, или строить «старенькый хороший» дозвуковой тяжёлый бомбовоз без всяких претензий на невидимость.

Схожий самолёт по собственной боевой нагрузке должен превосходить Ту-95 и В-52. Навряд ли для Рф, умеющей строить сверхтяжёлые машины, создание такового самолёта станет неодолимой неувязкой. В случае ядерной войны он должен применяться в единственном варианте — как носитель значимого количества КРВБ большой дальности, которая позволяет производить их пуск над собственной территорией.

Для неядерной войны вариантов внедрения еще больше. Это и запуск КРВБ различной дальности в обыкновенном снаряжении, и запуск ПКР (которые полностью могут быть сделаны на базе тех же КРВБ), и работа в качестве самолёта РЭБ, обеспечивающего прорыв ПВО противника для фронтовой авиации. Не считая того, тяжёлый бомбовоз может выступать в качестве носителя значимого количества авиабомб различного калибра. А именно, для ковровых бомбардировок войск противника на фронте и в тактической глубине при условии угнетения (хотя бы локального) его ПВО.

Очевидно, особенного обсуждения заслуживает неувязка беспилотников. Наше отставание в этой области приняло совсем скандальный нрав, притом БПЛА для нас критически важны.

То, что стопроцентно беспилотной должна стать разведывательная авиация, навряд ли вообщем подлежит дискуссии, до таковой степени это разумеется. Причём имеется в виду неважно какая разведка, от тактической до стратегической. В последнем случае необходимы будут и сверхзвуковые (может быть даже гиперзвуковые) БПЛА, и «российский «Глобал Хок», летающий медлительно, зато очень длительно и очень далековато. Очевидно, и те и другие должны летать высоко.

Дискуссии подлежит другой вопрос: не должна ли стать беспилотной и вся ударная авиация (не считая вышеперечисленного тяжёлого стратегического бомбовоза)?

Насчёт штурмовиков, видимо, тоже вопросов быть не должно — самолёт поля боя в сегодняшних критериях живойёт очень недолго. Потому его совершенно точно следует делать беспилотным. «Личный корреспондент» писал об этом в статье «Небесные боты».

Заменителем фронтового бомбовоза (и самолёта РЭБ) мог бы стать БПЛА более непростой, главное — более невидимый. Сделать «невидимкой» БПЛА, вероятнее всего, проще, чем пилотируемый самолёт. Невидимость в совокупы с активным применением средств РЭБ должны стать главными факторами его боевой стойкости.

Способен ли наш ВПК всё это сделать — вопрос очень увлекательный. Не сумеет — нужно заказывать за рубежом.

С обсуждением авиации беспилотной, естественно, впрямую связан вопрос об авиации пилотируемой. Сначала, что нам делать с многообещающими истребителями. Ударную авиацию нужно делать беспилотной поэтому, что это дешевле. Приготовить оператора беспилотника проще, чем пилота (хотя бы по физическим данным). Тем паче что живучесть оператора еще выше (шанс погибнуть еще ниже). И сам БПЛА дешевле самолёта. Не считая того, для решения ударных задач, видимо, можно сделать беспилотник, способный решать данные задачки в автономном режиме, без неизменного управления с земли, так как стоящие перед ним боевые задачки проще поддаются математической формализации. Для истребителя это намного проблематичнее, так как воздушная обстановка еще динамичнее, чем наземная. Соответственно, истребитель в обозримом будущем очевидно остается пилотируемым.

О том, какими должны быть наши тяжёлые истребители, «Личный корреспондент» писал в статье «Ахтунг, в воздухе плюс-плюс!».

Но, видимо, пригодится нам и лёгкий истребитель. Таковой самолёт может понадобиться ВС РФ, во-1-х, в палубном варианте (для полётов с переоборудованных контейнеровозов, о которых речь шла в статье «Авианосцы оптом, дешево»), во-2-х, как экспедиционный самолёт для поддержки мобильных сил, в-3-х, для конкретного прикрытия войск и БПЛА над полем боя. Во всех этих вариантах он будет, как положено истребителю, «расходным материалом». Потому его следует сделать не очень дорогим (тут не надо 5-ого поколения). И проще всего развивать линию МиГ-29 — МиГ-35.

Естественно, истребители всех типов могут вести войну вместе. Причём МиГ-31 БИС может производить радиолокационное наведение для других машин, которые благодаря этому получат возможность действовать с выключенными своими РЛС. Фактически, такая концепция боевого внедрения МиГ-31 (ведущего для Су-27 и МиГ-29) рассматривалась ещё в русское время. А на данный момент в США разрабатывается концепция совместного внедрения F-15 и F-22, когда «Игл» производит радиолокационное наведение «невидимки-Рэптора». Последний в данном случае может не включать свою РЛС, другими словами не демаскировать себя ни чем.

Если гласить о наземной ПВО, то навряд ли можно предложить что-то другое зенитным ракетам. Просто по сопоставлению с тем, что мы имеем на данный момент, их должно стать еще больше по количеству и еще меньше по типажу. В эталоне лучше достигнуть, чтоб конкретное прикрытие сухопутных войск обеспечивали БМП/ЗРПК, описанные в статье «Триединая машина», а не считая их имелась бы одна-единственная ЗРС «на всё про всё», включая стратегическую ПРО (чем биться в истерике по поводу американской ПРО, лучше сделать свою). В 2-ух вариантах: мобильном (на гусеничном шасси) для сухопутных войск и тех полков ПВО, что дислоцируются неподалеку от границы, и стационарном — для полков, размещённых в глубине страны. Причём стационарные ПУ, видимо, идеальнее всего сделать шахтными, это существенно повысит их живучесть.

Схожая ЗРС могла бы иметь четыре типа ракет: сверхбольшой дальности (для работы по БЧ МБР и по низкоорбитальным ИСЗ), большой дальности (против БРСД, самолётов ДРЛО и РЭБ, стратегических бомбардировщиков), средней дальности (против ОТР и ТР, самолётов фронтовой авиации, БПЛА), малой дальности (против ОТР и ТР, самолётов фронтовой авиации, БПЛА, вертолётов, авиационных ракет и УАБ). Любая мобильная ПУ могла бы нести одну, две, четыре либо 16 ракет обозначенных типов соответственно. Для ЗРС войсковой ПВО ЗУР сверхбольшой дальности, наверняка, необязательны, вобщем, это уже детали.

Очень полезными для ВС РФ могли бы стать незаслуженно позабытые дирижабли, о чём шла речь в статье «Удар из стратосферы».

Навряд ли дирижабли могут стать полными заменителями транспортной авиации. В почти всех случаях критически принципиальна скорость, которую дирижабли обеспечить не сумеют. Не считая того, навряд ли можно использовать их для выброски десанта. Дирижабль может пережить единичные попадания ракет, но если он окажется над территорией противника, то из-за низкой скорости и больших размеров будет сбит немедля.

Таким макаром, военно-транспортная авиация нужна сначала для ВДВ и вообщем для мобильных сил. Никаких особых велосипедов изобретать тут не нужно. Не считая того, охото возлагать, что хотя бы в этой области наш ВПК традиций не утратил.

О количественных параметрах гласить, естественно, трудно. Оценочно можно представить, что новым ВВС РФ пригодится приблизительно сотка тяжёлых бомбардировщиков, приблизительно 500 тяжёлых и до тыщи лёгких истребителей, несколько тыщ боевых БПЛА, несколько сотен дирижаблей (нужно подразумевать, что последние могут «подрабатывать» перевозкой штатских грузов). Зенитно-ракетных полков должно быть 60-70, в их состав будут заходить 250-300 дивизионов.

Источник: chaskor.ru

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

x