Дельфиний спецназ

Конкретно по программке «камикадзе» ВМС США и ЦРУ готовили первую группу морских млекопитающих.

В 1989 году во время учений спецназа ВМФ на Черном море по неосмотрительности была утеряна сверхмалая подлодка «Тритон-1М». Спецназовцы поразмыслили: раз дельфин умеет находить мины и затонувшие торпеды, то уж большой «Тритон» он должен и совсем отыскать за считанные минутки.

Так и вышло — ему пригодился всего один «заход», чтоб отыскать пропажу. Субмарину подняли, поменяли батареи и вернули в строй.

Многие читатели, наверняка, знают о Театре животных им. В.Л. Дурова, который сначала прошедшего века сделал в Москве узнаваемый российский дрессировщик и цирковой артист Владимир Леонидович Дуров. Его еще именуют «Уголок дедушки Дурова». Наименее известен тот факт, что еще в 1915 году Владимир Дуров предложил русскому Морскому Генеральному штабу приготовить особый отряд из морских животных, в задачку которых входили бы «вывод из строя вражеских судов, срезывание морских мин на мертвых якорях, спасение утопающих при смерти судна…».

Адмиралам мысль показалась очень перспективной, и скоро под Севастополем, на побережье Балаклавской бухты, была сформирована особенная часть, в которую «призвали» два 10-ка тюленей. Через три месяца усато-хвостатый «спецназ» был стопроцентно готов к действиям, но применить его в бою не успели — в один прекрасный момент ночкой все животные были отравлены.

«Я достигнул необыкновенных результатов, но чьей-то злоумышленной рукою все они были отравлены, что доказано мед вскрытием, — писал в докладной записке Владимир Дуров. — Для новых расходов на приобретение новых тюленей, считая мой месячный оклад, нужно 50 тыщ рублей». Средства так и не нашлись. На дворе стоял 1916-й, Русская империя уже трещала по швам, было не до тюленей.

Дельфиний спецназ

В задачку специально обученного калифор нийского льва заходит поиск мины либо миноподобного предмета, также разных затонувших объектов. Найдя цель, «зверьспецназовец» укрепляет к находке зажим, соединенный тросом с буйком. Фото: JULIUS CSOTONYI

Делом об отравлении занялась военная контрразведка, но довести его до конца помешала начавшаяся революция. Вся же разработанная Дуровым методическая литература по обучению хвостатых «спецназовцев» была, как считается, из каких-либо суждений стопроцентно уничтожена генералом Мишей Алексеевичем Беляевым, последним военным министром Русской империи. На долгие и длительные годы в нашей стране о способности использования в войне морских млекопитающих запамятовали.

Зато эту идею стали интенсивно прорабатывать за океаном — в Соединенных Штатах. Так, в 1958 году нейробиолог Джон Каннингэм Лилли прочел в Пентагоне доклад на тему о способности использования в интересах ВМС США дельфинов и отдельных видов китов. «Кито образные могут быть полезны при поиске боеголовок ракет, спутников и всего остального, что усилиями человека раз за разом обрушивается в океан, — утверждал южноамериканский ученый. — Их можно научить ведению разведки и несению патрульной службы при кораблях и подводных лодках, их также можно перевозить в различные места и использовать в гаванях в качестве подрывников». Лилли был уверен, что морских млекопитающих, а именно дельфинов, можно использовать и в качестве «самонаводящегося орудия против человека». К примеру, они могли бы ночами «выходить в гавань» и ловить шпионов, забрасываемых противником с помощью подлодок либо самолетов.

Посреди посетивших конференцию военных и представителей спецслужб нашлось много признательных слушателей, смогших по достоинству оценить идеи Джона Лилли. А в 1962 году, как говорят южноамериканские источники, на полигоне у острова Ки-Уэст во Флориде спецгруппа ЦРУ провела 1-ое учение с внедрением специально тренированных дельфинов-подрывников, которые должны были найти в группе судов боевые корабли и поставить на их днища мины. Результаты оказались внезапными — животные наотрез отрешались распознавать цели и, видимо, желая сделать приятное своим тренерам, ставили мины на все попорядку. В конечном итоге в следующие недели военным и цэрэушникам пришлось разъясняться с яхтсменами, внезапно обнаруживавшими у себя на яхтах и катерах диверсионные мины. Отлично, что они были учебными

Известный южноамериканский дельфинолог Форрест Гленн Вуд, долгое время работавший в Научно-исследовательском управлении ВМС США в Сан-Диего, писал позже в собственном ставшем классикой труде «Морские млекопитающие и человек», изданном в СССР в 1979 году: «В ответ на вопросы о том, почему конкретно флот должен взять на себя расходы по исследованию морских млекопитающих, мы обычно гласили: «Потому что они могут стать ассистентами военных водолазов». Никто и никогда не учил дельфинов выполнению команд в открытом море, и потому сама мысль смотрелась просто спекулятивной. И, до того как ее выполнить, нам предстояло создать способы и аппаратуру».

От Вьетнама до Ирака

Первыми в реальный бой вступили «бойцы» подразделения, созданного для защиты объектов ВМС от боевых пловцов противника. Дело в том, что во время войны во Вьетнаме южноамериканский флот, столкнувшись с отлично обученными (при помощи русских профессионалов) боевыми пловцами Вьетконга (Государственный фронт освобождения Южного Вьетнама), стал нести очень осязаемые утраты. Не посодействовали даже специально сделанные подразделения противодиверсионной обороны — вьетнамские «люди-лягушки» практически сочились через оборонительные рубежи и минировали корабли, суда и портовые объекты. Тогда и в дело вступило особенное подразделение — 6 боевых дельфинов, которые в рамках операции Short Time в течение 15 месяцев несли охрану военно-морской базы Камрань.

Дельфиний спецназ

Южноамериканский дельфин-разведчик обустроен компактной камерой, с помощью которой боецоператор имеет возможность с высочайшей сте пенью эффективности оценить обнаруженный дельфином предмет, идентифицировать его и принять решение об ликвидировании небезопасного объекта либо подъеме утерянного предмета либо эталона вооружения. Фото: BRIEN AHO/U.S. NAVY

Информация о результатах операции до сего времени официально не обнародована и очень противоречива. К примеру, газета «Нейви таймс» сказала в 1972 году, что «группа специально обученных дельфинов», использовавшихся ВМС США для охраны базы, действовала по последующему методу: найдя диверсанта, дельфин подавал сигнал собственному «тренеру», а получив приказ «атаковать», тыкал во неприятеля прикрепленным на роструме (носу) орудием — иглой-шприцем, средством которой в тело пловца вводился яд нервнопаралитического деяния. Русская разведка, вобщем, была убеждена, что через иглу вводился углекислый газ — от газодинамического удара внутренности человека «разрывались» и диверсант шел на дно. По словам бывшего управляющего Минского филиала Столичного института эволюционной морфологии и экологии животных АН СССР Александра Сыкало, америкосы научили дельфинов охоте за диверсантами очень необычным методом: животных приучивали выпрашивать рыбу ударами рострумом по туловищу тренера, а потом такового дельфина, вооруженного за ранее баллончиком со сжатым углекислым газом и длинноватой титановой иглой, выпускали в море. Когда дельфин встречал на собственном пути плывущего человека, он приближался к нему и, просто выпрашивая рыбу, ударял его носом с иглой, тогда в тело диверсанта и выбрасывался газ.

Командование ВМС США отрешалось комментировать даже сам факт наличия «программы нейтрализации боевых пловцов», но в том же 1972 году на слушаниях сенатского комитета по делам разведки один из бывших профессионалов ВМС, зоопсихолог Майкл Гринвуд, подтвердил под присягой факт дрессировки южноамериканским флотом морских млекопитающих специально для «охоты» на людей.

Понятно также, что в 1976 году группа из 6 дельфинов, обученных обнаруживать неприятельских боевых пловцов и водолазов, была воссоздана в ВМС США. Это направление деятельности получило обозначение «морская био система» (Mk6 mod. 1 MMS). В октябре 1987 года, во время Ирано-иракской войны, группа из 6 дельфинов и 25 моряков была ориентирована в Персидский залив, где восемь месяцев обеспечивала безопасность судоходства (операция Earnest Will). В 1991 году ВМС США объявили (частично под давлением защитников прав животных) о закрытии программки подготовки «спецназа» из наших «меньших братьев». Но через четыре года систему Mk6 MMS пришлось вновь воссоздать — дельфинов бросили на защиту южнокорейской базы Пхохан от северокорейских диверсантов (операция Freedom Banner), а в 1996 году группу использовали для охраны американской ВМБ Сан-Диего.

С той поры о дельфинах — бойцах с «людьми-лягушками» достоверной инфы нет, зато на арену выходит система Mk7 MMS — тренированные для этих же целей калифорнийские морские львы. Так, в 2003 году группа таких животных была переброшена в Бахрейн — для защиты якорных стоянок кораблей и судов ВМС США, принимавших роль в «борьбе с интернациональным терроризмом». Тогда и наводнили Веб снимки зевающих усатых «спецназовцев», позирующих на фоне бахрейнской базы. В отличие от дельфинов, львов тренировали прикреплять к ногам диверсантов особый зажим, соединенный с тросом, который, в свою очередь, крепился к лодке с бойцами противодиверсионного подразделения. Получив от собственного любимца условный сигнал, спецназовцы просто выбирали потом трос совместно с беспомощно болтающимся на нем пленником.

Более интенсивно в Персидском заливе применялись животные, натренированные на поиск и обезвреживание морских мин разного типа. Так, система Mk7 mod. 1 MMS, включавшая две группы по четыре дельфина и созданная для поиска и идентификации донных мин, установленных на глубинах 30–100 метров, в 2003 году была переброшена в залив на десантном корабле-доке «Ганстон Холл», в особых надувных бассейнах-пулах. Ранее, в 1996 году, эта группа привлекалась к охране ВМБ Сан-Диего. Не так давно «система» прошла модернизацию: сейчас дельфины могут проводить операции по поиску и уничтожению мин в мелководных районах и полосе прибоя на глубинах 3–12 метров против противодесантных минных заграждений.

«Красные дельфины»

В один прекрасный момент (дело было в 1965 году) на десктопе капитана 1-го ранга Виктора Калганова — знаменитого Бороды, командира разведгруппы русского ВМФ, о котором написана книжка «Отряд Бороды» и снят художественный кинофильм «Разведчики», — зазвонил телефон: «русского Отто Скорцени» вызвал к для себя главком ВМФ Сергей Горшков. В кабинете адмирала неистовствовала гроза: Горшков был очень раздосадован информацией о том, что америкосы уже пару лет готовят боевых дельфинов-разведчиков, и все есть основания считать, что янки уже очень продвинулись в этом направлении. Знай главком, что первой идеей американских военных была подготовка «дельфинов-камикадзе», оснащенных сильными минами (конкретно по таковой программке в Сан-Диего спецслужбы начали готовить первую выловленную партию дельфинов), его гнев был бы более сокрушительным. Итогом вызова на ковер стал приказ Калганову: стремительно отыскать в стране место, где можно было бы сделать базу для подготовки боевых морских млекопитающих. Выбор пал на бухту Казачья в Черном море, на мысе Херсонес, а летом 1965 года Совмином СССР и ВМФ СССР принимаются надлежащие решения о разработке особенной гидробионической научно-исследовательской базы. 24 февраля 1966 года утверждается штат Океанариума ВМФ, сверхсекретной в/ч 13132-К, либо «Площадки 75». Любопытно, что в том же году Минрыбхоз СССР воспретил наконец промысел дельфинов в СССР. Первым начальником спецчасти стал, естественно, Виктор Калганов, отличавшийся необыкновенной энергией и всецело отдавший себя новенькому увлекательному делу. Сотрудники Океанариума шутили: «Да он на парашюте приземлится в приемной Горшкова и вышибет все что необходимо!»

По словам Андрея Калганова, отпрыска известного Бороды, когда русская программка заработала на полную катушку, на «Площадке 75» училось до 120 «красных дельфинов», как их окрестили в Пентагоне. Для сопоставления: в период 1938–1980 годов америкосы отловили для военных и штатских нужд более 1500 дельфинов, часть из которых погибла, а в 1970–1980-х годах численность боевых морских млекопитающих ВМС США в среднем составляла 110–115 особей.

Но путь к созданию биотехнической системы (БТС) в составе «дельфин — человек — компьютер» (позднее в нее вошли к тому же белухи, и сивучи) был долог и тернист, невзирая на то что на Океанариум работали полсотни НИИ, КБ и других организаций по всему Русскому Союзу. Южноамериканскую же идею с иглой-баллончиком наши спецы подвергли критике, посчитав более действенным разработку «намордников» с ножиком либо пистолетом, крепившимся к специальному титановому «седлу». Вобщем, животные не особо жаловали такую амуницию, нервничали и длительно к ней приучались. Тогда их стали учить срывать маску и вытаскивать трубку изо рта диверсанта, после чего дельфин выталкивал пловца на поверхность, где его устранили бойцы противодиверсионных отрядов.

В конце концов, в 1971 году биотехническую систему отважились показать начальству в действии. У входа в бухту Казачья на расстоянии 700 метров друг от друга установили две клети размером 4?4?4 метра, в которые расположили не обыденных вахтенных — специально обученных на «Площадке 75» дельфинов-афалин. Горячо палит солнце, животные расслабленно покачиваются в воде… Вдруг дельфины резко оживляются и начинают жать носом на установленную в клеточке педаль — на пульт находящегося наверху дежурного поступает сигнал: в бухте найден чужой. Тренеры стремительно выбегают к месту дислокации дельфинов и надевают на их боевую амуницию — титановые «седла» с намордниками и орудием, а потом открывают клеточки и выпускают их в бухту. Все! Можно считать, что неприятель уничтожен.

Через некое время животные заступили на «боевую службу» по охране Севастопольской военно-морской базы. Подразделение боевых дельфинов базировалось в Константиновском равелине, в тоннелях прибрежной горы, откуда они и выходили в гавань на дежурство. Разработка была отработана до мелочей: вахту дельфины несли круглые сутки, любая пара дежурила три часа, потом происходила смена. По данным разных источников, дельфины дежурили в 2-ух либо 4 плавучих клетях, расположенных на расстоянии 200– 400 метров друг от друга. Как «часовые» находили «чужого» (на дистанции до 400–500 метров), они здесь же нажимали на педаль, далее в дело вступали люди. Потом, поближе к концу 1980-х, систему усовершенствовали: над клетями расположили телекамеры, изображение с которых выводилось на один экран на диспетчерском пт. Найдя источник звука, дельфины разворачивались в ту сторону, и оператор автоматом (по пеленгам с камер, которые поворачивались в ту же, что и дельфины, сторону) определял ориентировочное направление и даже координаты нарушителя.

Дельфины для президента

Отдыхавший на госдаче «Заря» на Черном море президент СССР Миша Горбачев доставлял много морок сотрудникам 9-го управления КГБ, охранявшим высших лиц страны, — часто заплывал далековато в море, но ведь и там его требовалось охранять. Тогда Юрий Пляченко, командир 1-го из отрядов противодиверсионных сил и средств, предложил использовать для этой цели боевых дельфинов: «На мой взор, эта личная задачка ими была бы удачно решена. Не считая того, купание вместе с дельфинами наверное представляло бы наслаждение для президента». Но КГБ не приняло предложение флотских профессионалов, предпочтя сформировать для этой цели группу боевых пловцов и установить техно систему подводной противодиверсионной обороны.

Усатых «спецназовцев» изредка употребляют для прямого вооруженного противодействия противнику. К примеру, американских морских львов из программки SWIDS пичкают особым зажимом, который они должны укреплять к ногам боевых пловцов. Трос выходит к лодке, с которой он потом выбирается совместно с пленником. Рис.: ЭЛЬДАР ЗАКИРОВ

Дельфин — тральщик: счет 2 : 0

И южноамериканские, и русские спецы обратились к поисково-разведывательным возможностям морских млекопитающих только после того, как научили их борьбе с неприятельскими диверсантами. Но конкретно этому направлению и в СССР, и за рубежом равномерно начали отдавать предпочтение. И логично — поисковые возможности дельфинов потрясли видавших виды адмиралов. К примеру, еще сначала 1970-х америкосы на полуострове Оаху за два года научили 2-ух гринд и 2-ух касаток поиску и подъему с глубины до 90 метров затонувших торпед Mk46. Их русские «коллеги-дельфины» подымать такие томные объекты из воды, естественно, не могли, но зато показали себя наилучшими ищейками. Так, в 1974 году черноморский «спецназовец» Геркулес, приготовленный капитан-лейтенантом Валерием Кулагиным, нашел и обозначил затонувшую торпеду на глубине 51 метр. Поверив в способности дельфинов, черноморцы с помощью их в течение следующих месяцев нашли и подняли со дна полсотни утерянных ранее торпед, мин и ракет.

Скоро новый мировой рекорд: в 1978 году приготовленный Кулагиным дельфин Антей сделал «нырок» на 102 метра — и вновь дельфин безошибочно отыскал и обозначил торпеду. Заметим: рекорд наилучшего южноамериканского «поисковика», дельфина Таффи, принимавшего роль в поиске обломков галлактического корабля «Челленджер», «всего» 92 метра. За это ему, кстати, было официально присвоено звание старшины.

Как узнали биологи, «гидролокатор» дельфина позволяет ему просто обнаруживать в воде предметы величиной со сливу на расстоянии до 15 метров! Что уж гласить об больших минах и торпедах. Уникальные поисковые возможности дельфинов в особенности наглядно показал русский «спецназовец» по имени Деспот, приготовленный Антоном Пуговкиным. Он за считанные минутки обнаруживал фактически всякую цель, да к тому же научился «метить» мину: он нырял к ней в особом наморднике с буем-маркером и тыкал торчащей впереди штангой прямо в мину — буек освобождался и всплывал, обозначая страшный предмет. Другими словами животное фиксировало место, а уже подъемом объекта и его обезвреживанием занимались люди.

Весной 1983 года за Деспота взялись серьезно. Учебную мину прятали по всей Казачьей бухте — зарывали в ил, прикрывали различным хламом, а в один прекрасный момент и совсем засунули под борт затонувшего судна. Никчемно — дельфин все равно ее искал. Тогда против Деспота выставили морской тральщик — участникам «состязания» надлежало по очереди находить донную мину в назначенном районе полигона. Первым вышел дельфин и отыскал объект за 15 минут, а двинувшийся вторым тральщик оконфузился: проутюжив район два денька, он мину так и не нашел.

Перед самым распадом Русского Союза, в 1989 году, на Черноморском флоте провели еще одну поисковую экспедицию с ролью дельфинов. Всего в месяц, с 28 августа по 25 сентября, те нашли 6 затонувших опытнейших торпед и сверхмалую подлодку. А в ноябре 1991 года за работой боевых дельфинов могли следить зрители программки «Клуб путешественников»: демонстрировали снятый летом кинофильм об организованной на таинственный черноморский полуостров Змеиный археологической экспедиции — четыре «спецназовца» разыскивали на деньке амфоры, древнейшие якоря и всячески помогали аквалангистам.

«Устами младенца»

Письмо от американской девченки из штата New-york. «Ученым военно-морских сил из Центра по исследованию дельфинов в Пойнт-Мугу (Калифорния). Дорогой сэр! Мне 11 лет, и вдруг вчера я прочитала в газете «Вечерние анонсы Буффало» о том, что вы учите дельфинов распознавать металлы. Я согласна с вами, что дельфинов можно сделать ассистентами человека. Но вы желаете, чтоб они несли взрывчатую сбрую, чтоб они гонялись за неприятельскими подводными лодками и взрывались совместно с ними! Такие вещи могут делать только страшно злые люди! Чем оскорбили вас невинные млекопитающие, что вам захотелось их поубивать? Придумайте какой-либо другой метод избавляться от подводных лодок! Я знаю, что неограниченное количество малышей в нашей стране, которые лицезрели дельфинов и полюбили их, как я, не позволят вам выполнить ваш план! В любом случае надеюсь на это».

Сначала нового века подразделение калифорнийских морских львов из «морской био системы» Mk7 MMS воспринимали активное роль в обеспечении защиты якорных стоянок кораблей и судов ВМС США в рамках операции против Афганистана и Ирака, и получило высшую оценку американских адмиралов. Фото: BRIEN AHO/U.S. NAVY

Десантники и священные дельфины

Особенной гордостью Океанариума ВМФ стал отряд дельфинов, созданный для оперативной переброски в удаленные районы — практически силы резвого реагирования. Эта группа могла стремительно погрузиться на военно-транспортный самолет либо вертолеты, а в намеченной точке дельфинов сбрасывали на парашютах. В первый раз таковой элемент отработали уже в 1975 году — в условный район, где по сценарию учения находился «противник», вертолетом были доставлены и выброшены на парашюте дельфин и его тренер — капитан 2-го ранга Борис Журид. Америкосы же повторили таковой опыт исключительно в последующем десятилетии.

Не обходилось во время подготовки боевых животных и без курьезов. К примеру, дрессировавшая боевых дельфинов Галина Шурепова (конкретно она дублировала Анастасию Вертинскую в подводных сценах в кинофильме «Человек-амфибия»), найдя, что у самцов-афалин очень чувствительны эрогенные зоны, стала использовать это в процессе тренировки животных. Управляющий минской лаборатории заморочек адаптации Александр Сыкало вспоминал, что в один прекрасный момент невольными очевидцами таковой «работы» стала группа адмиралов, присутствовавших на тренировке. Когда после выполнения задания боевой дельфин стал показывать свои «прелести», требуя от тренера «поощрения», флотоводцы поначалу впали в легкий шок, но стремительно пришли в себя и заместо ожидавшегося внушения отвертелись солеными морскими шуточками.

Эпилог

На момент распада СССР в спецподразделениях флота «служили» более 150 афалин и белух, практически 50 сивучей. После «парада суверенитетов» севастопольская база отошла Украине — в 2000 году 27 оставшихся животных и спецоборудование были проданы в Иран (с ними ушли и тренеры), а 2-мя годами ранее была закрыта база на Далеком Востоке. Достоверной инфы о судьбе подразделения на Северном флоте нет.

С другой стороны, дельфины украинского НИЦ «Государственный океанариум» сейчас работают и по штатской специальности — невропатологами, вылечивают малышей с разными болезнями, ну и взрослых тоже (так именуемая дельфинотерапия).

Зато в США сейчас существует целых 5 центров ВМС, интенсивно занимающихся подготовкой боевых морских млекопитающих. Утверждается, что аналогичной деятельностью занимается и спеццентр ЦРУ в Ки-Уэст (Флорида), который в 1980-х годах даже готовил группу млекопитающих для совершения покушения на Фиделя Кастро и минирования кораблей и судов в портах Кубы. Во время разрушительного урагана «Катрина» с одной из баз удрали в море 36 «боевых» дельфинов — военным пришлось потом длительно отлавливать дезертиров, но часть животных так и не возвратилась из самоволки.

Любопытно, что янки предпринимались даже пробы использования в военных целях акул, черепах и других жителей моря, но, правда, безрезультативно. Оказалось, для того чтоб «тянуть лямку» военно-морской службы, не считая силы нужен к тому же разум. Пусть и животный.