Протонный распад в оружии нового поколения

Борислав Михайличенко

Протонный лучемет — к бою !

«Московские Анонсы» № 22 (1089), 29 мая — 4 июня 2001

Население земли издавна фантазирует на тему «абсолютного» орудия. У Гарри Гаррисона это лук, у Алексея Толстого — гиперболоид, у Станислава Лема — излучатель антиматерии, у Роберта Шекли — всепоедающее и притом неуязвимое марсианское чудовище. Но современная военная идея обогнала даже самые смелые фантазии.

Вобщем, после атомной бомбы принципно нового, кажется, никто ничего и не предлагал. И вот — книжка Виктора Новикова. Корреспондент «МН» попросил ученого откомментировать изготовленные в книжке сенсационные догадки.

ВОЕННАЯ Идея В ТУПИКЕ

— Сейчас при помощи одной высокоточной ракеты можно убить цель, на которую во Вторую мировую требовалось 4500 самолето-вылетов и 9000 бомб. Для чего еще что-то изобретать?

— Военная идея населения земли зашла в тупик. В том числе и с высокоточным орудием (ВТО). Наша родина получила не очень отличные результаты использования его образцов в Чечне, НАТО поразило им китайское посольство в Белграде. ВТО отлично для полигонов, а не для реальных боевых действий. К тому же оно ограничено по мощности.

— Но его можно снабдить ядерной боеголовкой…

— Ядерное орудие, как и хим, и био, — тупиковая ветвь эволюции военного искусства. Разрушительная сила громадна, но действие очень тяжело локализовать, ну и последствия стремительно ощутит сама нападающая сторона. Это вправду дубина, которая разрушит экологию в планетарном масштабе. А для современных войн нужна хирургическая точность действий. В этом смысле модернизация атомной бомбы — «незапятнанная» нейтронная и «грязная» кобальтовая — идиентично бесперспективны.

— Ну а, скажем, лазер не может скооперировать внутри себя «хирургическую» избирательность высокоточного и мощь ядерного орудия?

— Америкосы не раз пробовали его использовать в военных целях. Еще в 1983 году при помощи 400-киловаттного лазера, установленного на самолете, они сбили 5 ракет типа «Сайндвиндер» на расстоянии до 10 миль. Но неувязка современных лазеров в том, что у их очень маленький КПД — менее 6 проц. При Рейгане Штаты собирались положить в базу СОИ рентгеновские лазеры с галлактическим базированием. Но на данный момент, при Буше, создавая новейшую систему ПРО, рассчитывают на обыденную ракетную систему — вроде той, что в нашей стране издавна защищает Москву.

ТРЕБУЕТСЯ НОВЫЙ ИСТОЧНИК ЭНЕРГИИ

— В последние годы много приходится слышать о «сверхчистом» оружии, которое либо вызывает у людей определенные эмоции, либо повлияет на их внутренние органы.

— Я сам выше 10 лет участвовал в опытах по исследованию воздействия разных типов полей на живы организмы. Мы нашли, что при определенной композиции воздействий у подопытных животных может наступать неконтролируемый ими кошмар, подавленность, паралич. Другие модификации критерий вызывали физиологический резонанс отдельных органов. Так как каждый внутренний орган имеет свою частоту колебания, можно искусственно вызвать разрыв, допустим, печени либо сердца. Но такое воздействие очень тяжело производить на расстоянии, а для боевого внедрения требуются хотя бы несколько сотен метров.

— Другими словами, на самом деле, вы столкнулись с той же неувязкой, что и «лазерщики» — необходимо донести воздействие до объекта поражения.

— Не только лишь «лазерщики» — все военные сейчас уперлись в то, что требуется новый источник энергии. Мощнейший, малогабаритный, экологически незапятнанный и в то же время управляемый. Без него действенное устройство сделать нереально. Фактически, отсутствие такового источника и подтолкнуло меня к поискам.

— И что все-таки будет питать орудие в третьей мировой войне?

— Энергия протонного распада. В естественных критериях он существует в звездах, но его можно вызвать и искусственным методом. Атомные электростанции работают фактически при комнатной температуре и 765 мм ртутного столба, хотя на теоретическом уровне атом расщепляется в космосе при сотках тыщ градусов и страшенных давлениях. То же и с протонным распадом.

— Вы опираетесь на какие-то открытия в области протонного распада, чьи-то труды?

— Я не выдумал ничего принципно нового, а просто собрал совместно данные и представления, имеющиеся в этой области уже на данный момент. И сообразил, что при определенной конфигурации магнитного поля и определенных динамических критериях реакцию протонного распада можно вызвать искусственно и управлять ею.

НЕЙТРИНО НА ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ

— И как вызвать реакцию протона «в комнате»?

— Потребуются электрическое воздействие и принципно новые материалы, но они полностью достижимы на уровне современных технологий.

— Что будет «рабочим телом» нового орудия? Пулей в стволе винтовки двигают расширяющиеся газы, а тут?

— При протонном распаде появляется неограниченное количество нейтрино. Подавляющее большая часть этих частиц уйдет в бесконечность, нигде не задерживаясь. Но так как их сильно много, значимая часть попадет на ядра некий материи — скажем, кусочка железа, пули — и разгонит ее до скорости, близкой к скорости света.

— Кому-нибудь на практике уже удалось «сфокусировать» нейтрино? Если я не ошибаюсь, до этого числилось, что на эти частички воздействовать нельзя.

— Можно. На уровне физических опытов уже показано, что магнитное поле определенной конфигурации на нейтрино вправду оказывает влияние. Другими словами отличные фокусирующие системы — принципиальная составная часть нового орудия — могут быть сделаны. И будут сделаны. Поляризовать нейтринный поток и выслать его строго в подходящую сторону позволят особые кристаллические структуры и квадрупольные линзы, они тоже отлично известны.

ДЖИНН ИЗ ПРОТОННОЙ БУТЫЛКИ

— Как велика энергия протонного распада?

— Над Хиросимой америкосы подорвали бомбу, эквивалентную 20 килотоннам тротила. Такую энергию даст протонный распад всего 200 миллиграммов вещества. При этом в отличие от ядерной реакции тут нет необходимости в специальной руде вроде урановой — подходит даже обычная вода. Не считая того, не нужна критичная масса, подвергать распаду можно жалкие количества, что открывает широкие способности для сотворения орудия хоть какой мощности.

— Чтоб боец так же просто обращался с «нейтринометом», как с пистолетом либо автоматом, реакция протонного распада должна управляться в маленьких предметах.

— Для современной техники тут нет никаких заморочек. Энергию протонного распада, как следует, мощность нейтринного потока можно просто регулировать, изменяя величину электрического поля. Нейтринный луч можно использовать либо как средство для переноса каких-то предметов до мишени, либо как самостоятельное средство поражения цели.

— И какой из образцов появится первым?

— Полагаю, в силу инерции конструкторской мысли, первыми будут сделаны устройства, близкие к современным огнестрельным. «Выстрелу» будет соответствовать импульс нейтринного потока — он подействует на пули либо снаряды в стволе орудия, придавая им определенное ускорение.

— Но раз нейтрино летят с большой скоростью, для чего растрачивать эту энергию на пулю? Лучше повлиять самим лучом.

— Совсем правильно. При всем этом воздействие на мишень может не ограничиваться пробиванием канала. Цель можно будет поджигать либо разрезать на части. Если же импульсы инфракрасного излучения сделать маленькими да как надо поляризовать, их не засечет ни одно имеющееся сейчас устройство обнаружения. Тем отважится одна из главных заморочек современного боя — живучесть средств поражения. А стрелять «нейтринный огнемет» сумеет при неких критериях даже с орбиты.

ЭЙНШТЕЙН УЖЕ НЕ НУЖЕН

— Что еще поменяется в войне?

— Появится возможность уничтожать живую силу врага, промодулировав не очень мощнейший нейтринный поток с одной из резонансных частот организма.

— Другими словами неувязка, в которую некогда уперлись исследования ваши и ваших коллег…

— …таким макаром отважится. Но новое орудие открывает путь и к «человечному» воздействию на противника. На высотном летательном аппарате либо на низкоорбитальном спутнике можно установить «психотрон» — устройство, которое будет модулировать нейтринный поток с частотой воздействия на психику человека, и на больших территориях людей будет обхватывать кошмар, паника либо оцепенение.

— Может сейчас какая-нибудь группа, узнав о таких перспективах, выкрасть подходящих ученых в различных странах, высадить их где-нибудь под крылом Саддама Хусейна и вынудить изобретать новое орудие?

— Не думаю. Необходимо знать, кого выкрасть, а на данный момент профессионалов конкретно в этой области именовать тяжело. Я прогнозирую, что же первыми нейтринное орудие создаст одна из 3-х государств с развитой наукой — США, Германия либо Наша родина. Главное, что Эйнштейн здесь совсем не нужен — все понятно. Необходимо финансирование и устроитель проекта, новый Курчатов, который представлял бы, что и в какой последовательности кому поручить.

— Кто должен войти в рабочую группу?

— Отличные кристаллографы, чтоб сделать фокусирующие устройства. Естественно, отличные физики-теоретики и физики-экспериментаторы. Отличные электронщики, способные сделать импульсные генераторы электрических полей. Программеры для сотворения систем управления и наведения. Снова подчеркиваю — это должны быть просто ответственные работники, большие спецы, а не гении.

— Как скоро мы узнаем о первых успехах в этой области?

— Полагаю, в наиблежайшие года полтора-два могут быть сконструированы лабораторные установки для реакции протонного распада. Еще года два уйдет на опыты с управлением нейтринным лучом на полигонах. Разработка образцов для серийного производства займет еще лет 5. В общем, полагаю, самое позже лет через 10 появятся боевые эталоны. При этом они будут очень технологичны и недороги в производстве. В конце концов личный лучемет на черном рынке будет стоить не дороже сегодняшнего гранатомета.

— И что позже? Конец света, апокалипсис?

— Здесь каждый ограничен только рамками своей фантазии. Мир, каким мы его знаем на данный момент, закончит существовать. Я лично убежден, что неминуема новенькая война в планетарном масштабе.

Другие статьи:
Интернет журнал НЛО МИР

Всего комментариев: 0

Оставить комментарий

*

code

Редакция рекомендует

close
x