Как в СССР изобретали «умный дом», смарт-часы и аналог Google Glass (8 фото)

Как в СССР изобретали «умный дом», смарт-часы и аналог Google Glass (8 фото)

Сергей Моисеев — директор по развитию Научно-исследовательского института технической эстетики (ВНИИТЭ)

Система СФИНКС

Как в СССР изобретали «умный дом», смарт-часы и аналог Google Glass (8 фото)

Прототип СФИНКС из пластика и пенокартона был предоставлен для оценки эргономики и получения свидетельства. Руководителем проекта был Дмитрий Азрикан, также участвовали Игорь Лысенко, Алексей Колотушкин, Марина Михеева, Елена Рузова и Мария Колотушкина.

В советском журнале «Техническая эстетика» в 1987 году была опубликована статья о радиокомплексе СФИНКС, который до сих пор поражает своим дизайном и задумкой. Концепт был разработан ВНИИТЭ и демонстрировал идеи бытовой электроники ближайшего будущего.

В комплект СФИНКС входили сферические колонки и более привычная стереопара плоских колонок, также большой экран для совместного пользования и дисплей поменьше (с разрешением 240×240). Кроме того — головные телефоны, ручной пульт с дисплеем, большой пульт с телефонной трубкой, диски, процессор с тремя блоками памяти.

Сергей Моисеев: «СФИНКС расшифровывается как «суперфункциональная интегрированная коммуникационная система». Если в целом — это была концепция, как должен выглядеть домашний телерадиокомплекс в 2000 году. Причем очень многое было описано поразительно точно — вайфай (тогда, правда, считали, что коммуникация приборов будет идти по радиочастотам), накопители, — причем создатели проекта предсказали, что вначале будут диски с подвижными частями, а потом кристаллические. Приборы СФИНКС разделялись на три группы — носимые, связанные с жилищем и связанные с транспортом. В этих группах несложно узнать «умные браслеты» и часы, «умный дом» и бортовые компьютеры современных автомобилей.

Целью СФИНКСа была интеграция в один комплекс. Речь идет не только об «умном доме», но и о более привычной советскому человеку проблеме: если кто-то, скажем, захотел бы самостоятельно расширить функционал магнитофона, он бы столкнулся с большими сложностями с точки зрения совместимости. Проблемы были и в эргономике — часто по внешнему виду магнитофон и телевизор вообще друг другу не подходили.

Все это была одна из концепций, созданных во ВНИИТЭ в рамках общего проекта преодоления «производства-копирования». Отдел прогнозирования хотел изменить подход к проектированию — начать проектировать на перспективу, пытаясь предугадать будущее.

СФИНКС, кстати, очень похож на концепцию экосистемы Apple, появившуюся примерно в то же время, — смотрели на него в Apple или не смотрели, я не знаю. Но на семинаре «Интердизайн» 1985 года в Ереване американские дизайнеры точно были».

Как в СССР изобретали «умный дом», смарт-часы и аналог Google Glass (8 фото)

Слева — блок с центральным процессором СФИНКС. Посередине — два варианта большого пульта управления. Синий — сенсорный, в углублении имеет дополнительный малый ручной пульт. Белый — псевдосенсорный, в углублении — телефонная трубка. Справа от клавиатуры — пара клавиш «больше — меньше» для регулировки любых параметров. Крайний справа — малый ручной пульт с пристыкованным дисплеем.

Цитата из статьи: «СФИНКС — радиоэлектронное оснащение жилища будущего. Вся работа по приему, записи, хранению и раздаче различных видов информации осуществляется центральным квартирным процессором с универсальным запоминающим устройством. Новейшие исследования дают основания надеяться на появление такого универсального носителя уже в ближайшее время. Он заменит (сначала дополнит) грампластинки, аудио- и видеокассеты, нынешние компакт-диски, фотографии и слайды (стоп-кадры), печатные тексты и т. д.».

«Умные часы» и советские Google Glass

Как в СССР изобретали «умный дом», смарт-часы и аналог Google Glass (8 фото)

Сергей Моисеев: «В 1985 году в Ереване прошел международный семинар «Интердизайн» на тему «Будущее часов». Причем, не «Часы будущего», а «Будущее часов», потому что участники семинара не были уверены, что часы в будущем сохранятся. «Интердизайн» — это семинар, собирающий дизайнеров со всего мира, которые по его итогам выдают концепции или прототипы, соответствующие определенным требованиям. От Советского Союза на нем были 14 человек».

Как в СССР изобретали «умный дом», смарт-часы и аналог Google Glass (8 фото)

ВНИИТЭ придумал целый набор носимых устройств, среди которых «усилители памяти, расширители возможностей органов чувств и средств идентификации». Речи о фитнес-трекерах нет, зато концепция предлагает аудиорекордер, фотоаппарат, пластиковую карту, электронные ключи и водительские права — все эти устройства объединены в компактные моноблоки и носятся на теле.

Создание универсального радиокомплекса было ориентировано не только на потребительские нужды в жилище, но и вне дома, и в автомобиле. Все для того, чтобы «члены семьи были всюду обеспечены информацией и коммуникацией». По задумке разработчиков информация передавалась бы по эфиру, кабельным каналам, световодам и телефонным сетям.

Как в СССР изобретали «умный дом», смарт-часы и аналог Google Glass (8 фото)

Цитата из статьи: «Носимые эффекторы, в некоторых случаях совмещенные с процессорами и интерфейсами, станут элементами одежды и особым видом украшений, как ими стали часы, например. Здесь возможны неожиданные решения: допустим, солнечные очки, по команде пользователя превращающиеся одновременно в дисплей, индицирующий время или другую необходимую информацию (частоту пульса, температуру тела или окружающего воздуха)».

Как в СССР изобретали «умный дом», смарт-часы и аналог Google Glass (8 фото)

Бортовая система в авто наполнена функциями навигации, диагностики и коммуникации и, разумеется, развлечений. Особенно интересна идея хедсап-дисплея (проекции данных на лобовое стекло), которая уже реализуется во многих автомобилях сегодня.

Как в СССР изобретали «умный дом», смарт-часы и аналог Google Glass (8 фото)

Сергей Моисеев: «Самым прорывным проектом того семинара, я считаю, был вариант команды Азрикана. В ней предусматривались «сменные карты» в зависимости от необходимости: обычная «на каждый день», водонепроницаемая для спортсменов, подводников, летчиков; часы должны были не только показывать время, но и содержать разные функции-приложения — сообщать новости, измерять здоровье человека. В той же статье описаны «умные очки», «умные браслеты», «умные четки» и даже управляющее кольцо на палец, связанное с браслетом (отличная идея, которая почему-то пока не реализована). А в сборнике есть и эскиз планшета, и эскиз современного плеера, и набросок чего-то вроде «Геймбоя».

Такого рода работ в России сейчас очень не хватает. В нашей стране сегодня дизайнер стал ассоциироваться с рисованием рекламы, логотипов, в крайнем случае с веб-дизайном. Но дизайнер — это в первую очередь создатель нового продукта, хороший дизайнер может своими разработками определить развитие целой отрасли на десятилетия вперед».

Как западные компании вдохновляются советским дизайном

Сергей Моисеев: «Интерес к нашим разработкам есть в основном со стороны иностранных компаний. Например, в Скандинавии, где промышленный дизайн — это одна из основных статей бюджета, даже не скрывают, что используют советские наработки.

У меня есть ощущение, что те, кто сегодня делает «умный дом», стопроцентно с нашими работами знакомы. И я думаю, они даже контактировали с теми, кто участвовал в разработке.

Я точно уверен, американцы знакомы с нашими работами. Советская школа была сильна своей методологической базой — у Щедровицкого (создатель системо-мыследеятельностной методологии — Прим.Ред.) были методики, похожие на то, что сегодня называется «дизайн-мышление». За рубежом это знают. Причем могу сказать, что сильной доработки старые методологические руководства не требуют. Можно внедрять хоть сейчас».

Что происходило во ВНИИТЭ последние двадцать лет?

Сергей Моисеев: «В начале 2000-х ничего особенно интересного не происходило. Институт потихоньку становился меньше, потерял филиалы в других городах, дизайн-центр на Пушкинской площади, часть людей. Самое важное — изменилась структура государства. Вертикаль, которая была связана с институтом в Советском Союзе — практически все изделия, выпускавшиеся в СССР, проходили через ВНИИТЭ, — исчезла. Были закрыты проектные отделы ВНИИТЭ, задачей института стала в основном научная работа.

Команда с начала 90-х до середины 2000-х не менялась в принципе, а люди не имеют свойства молодеть. Но в середине 2000-х начали приходить новые кадры, и сейчас получился такой микс или симбиоз. Есть несколько сотрудников почтенного возраста, которые при этом дадут фору кому угодно».

Чем ВНИИТЭ занимается сегодня?

Сергей Моисеев: «Недавно мы начали возвращение к международной деятельности. С 2014 года снова каждый год проводится Международный день промышленного дизайна, причем в этом году их было сразу два — в «Сколково» и у нас. Сегодня мы выполняем научную работу, государственные задания, ведем образовательную деятельность — у нас работает эргономическая лаборатория, возобновляются отдел теории и методологии и проектный отдел, ведутся непосредственно проектные работы с крупными предприятиями.

Параллельно ведется оцифровка архива. Там тексты, чертежи, фотографии, работы по теории и методологии проектной деятельности. Все это будет отсортировано и представлено в виде электронной картотеки. Часть будет выложена в открытый доступ, часть — в условно открытый. Некоторые разработки запатентованы, у других есть тонкости с правами, поэтому все выложить в открытый, скорее всего, не сможем.

Нынешний большой проект ВНИИТЭ — «Эргономический атлас». С 1971 года у нас в стране не замеряли антропометрические показатели, а их физические параметры со временем меняются. Атлас уже на финальной стадии работы, скоро он выйдет. Это важная вещь, потому что сейчас в России стандарты на одежду, стандарты охраны труда, рабочих мест — все это соответствует измерениям 1971 года».